жажда книги;
игра для читателей.
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

жажда книги; > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — пятница, 20 июля 2018 г.
- Еsthеr 11:33:21
Прочтенное:
Подробнее…
10
Алигьери Данте - Божественная комедия
Владимир Набоков - Приглашение на казнь
Гарсиа Маркес - Воспоминания моих печальных шлюх
Александр Пушкин - Пиковая Дама
Михаил Салтыков-Щедрин - Дикий Помещик
Ясунари Кавабата - Отраженная луна

12
Варго Табата - Маленькая черная книжка
Оскар Уальд - Саломея
Сергей Довлатов - Соло на ундервуде. Соло на IBM
Константин Станиславский - Этика
Стиг Ларссон - Девушка с татуировкой дракона
Леонид Андреев - Правила добра
Эрих Фромм - Душа человека
Джон Фаулз - Коллекционер
Иоганн Вольфганг Гете - Фауст
Франц Кафка - Превращение
Юкио Мисима - Исповедь маски
Говард Филлипс Лавкрафт - Таинственный корабль
Стивен Винсент Бене - Все были очень милы
Альбер Камю - Между да и нет
Роберт Д. Столороу - Травма и человеческое существование
Иосиф Бродский - Избранное
Антуан де Сент-Экзюпери - Цитадель

1
Антуан де Сент-Экзюпери - Авиатор
Эльчин Сафарли - Я возвращаюсь домой
Михаил Булгаков - Морфий
Ю Несбё - Кровь на снегу
Деннис Лихэйн - Остров Проклятых
Ясунари Кавабата - Сердце
Александр Беляев - Голова профессора Доуэля

8
Оскар Уальд - Как важно быть серьёзным
Леонид Андреев - Дневник Сатаны
Кант - Критика чистого разума

9
Эдгар Алан По - Падение дома Эшер
Оскар Уальд - Портрет Дориана Грея
Леонид Андреев - Иуда Искариот

10
Леонид Андреев - Стена
Леонид Андреев - Искренний смех
Стефан Цвейг - Амок
Рюноскэ Акутугава - Ад одиночества
Рюноске Акатугава - А-ба-ба-ба-ба
Мериме Проспер - Аббат Обен
Е Шэн-Тао - А-Фэн
Джордж Оруэлл - 1984
Владимир Набоков - Бахман
Рюноске Акатугава - Бал
Иван Тургенев - Бежин Луг
Спарк Мюриэль - Аббатиса Круская
Борхес Хорхе Луис - Авелино Арредондо

11
Виктор Гюго - Человек, который смеется

2
Рю Мураками - 69
Анджей Сапковский - Последнее желание
Оскар Уальд - Тюремная исповедь

3
Рю Мураками - Экстаз
Эрих Фромм - Дианетика: искателям сфабрикованного счастья
Мартин Хайдеггер - О сущности истины
Харуки Мураками - Молчание
Николай Гоголь - Записки сумасшедшего
Рю Мураками - Все оттенки голубого

7
Генрих Инститорис - Молот ведьм
понедельник, 16 июля 2018 г.
"Давай подорвём себя в центре этого гнезда." Aльфарий 13:54:07
Спускаемся по лестнице вниз, вновь проезжаем на маршрутке по главным улицам. Там как обычно памятник Ленину стоит. Чтобы он сделал увидев то, во что превратилась его страна на пути к лучшему миру? Спрячь бомбу подальше за пазуху. Эй, я видел ваши виселицы, тут каждый с ума может сойти. Здесь за норму эпидемия жадности, вспышка предательства. ЦКЗ поставила диагноз - этот город обречён.

Проходи мимо, пока видишь беспредел, но ведь он украшен стразами. Чем же таким вязким залиты их уши? Глаза им заклеяли, как будто делают лоботомию. Простите меня за то, что не стал таким, каким хотели вы меня видеть. Не оправдал надежд, порушил пророчества. Они в вечернях новостях всё свяжут с терроризмом, скажут - "молодой смертник, попал под (их?) влияние, промыты мозги, совершил теракт подорвав себя."

А то, что в этом болоте невозможно выжить. Невозможно свободно дышать, лёгкие слипаются друг с другом от химикатов. Деньги уходят в карманы, все на всё закрывают глаза. Об этом по новостям конечно же не скажут. Разве когда-то тут было иначе? И главный пророк оказался не Иисус, а Салтыков-Щедрин здесь. Ведь говорили же родителям - "ваш сын не дружит с коллективом, он острый интроверт. У него проблемы с социумом"

­­


Категории: Я - враг себе самому, Устал от жизни., Презрение, Боль - Часть меня, Картинки
[цитаты] My name is N в сообществе В паутине слов, 09:23:27
В этом — вся она. Либо всё, либо ничего. И, опасаясь, что всего ей не получить, она выбирает ничего. Из гордости.

Жан-Мари Гюстав Леклезио


Категории: [цитаты], [она], [ничего], [гордость]
суббота, 14 июля 2018 г.
... Dr.Heavy 11:21:33
21 апреля 1973 года теплоход «Феликс Дзержинский» совершал регулярный рейс из Иокогамы в Находку. Но так уж вышло, что эта дата навеки оказалась вписана в историю мировой рок-музыки: среди пассажиров теплохода были две мировые знаменитости. Барабанщик Джефф Маккормак и живая легенда – Дэвид Боуи.

У Боуи образовалась дырка в концертном графике, а еще в этот момент он всем сообщал, что страдает аэрофобией. Этот недуг потом довольно быстро прошел и был, как мы понимаем, всего лишь еще одним милым дополнением к тому образу, который в тот момент Боуи тщательно, скрупулезно лепил.

Подробнее…На теплоходе советские туристы музыкантов не признали, даже несмотря на то, что Боуи и Маккормак даже исполнили для пассажиров пару песен, и, с одной стороны, это уязвило самолюбие Дэвида, но с другой – позволило ему чувствовать себя максимально раскованно и наконец-то выдохнуть: в нем никто больше не видел эксцентричную рок-звезду, а просто считали его еще одним чудаковатым иностранцем, выходцем из капиталистического мира. Правда, как вспоминал Маккормак, «агенты КГБ преследовали нас повсюду» – хотя не исключено, что за вездесущих представителей спецслужб Джефф принимал обычных зевак, удивленных внешним видом Боуи. И в самом деле, сложно не заметить человека с гигантским рыжим начесом и сбритыми бровями – а Боуи в образе Зигги в тот момент выглядел именно так.

В Находке музыканты пересаживаются на поезд до Хабаровска. Им достается старинный вагон, который Боуи просто покорил. «Казалось, что мы во французском поезде начала века – с прекрасной деревянной обшивкой, старинными зеркалами и бархатными сидениями», – вспоминал он.

Ну а в Хабаровске артисты пересаживаются уже в обычный вагон СВ – и начинается многодневное путешествие Боуи в Москву. Ведет себя Боуи, по меркам советского человека, нарочито вызывающе – ходит по вагону в кимоно, привезенном из Японии, с соседями по вагону не общается. Зато сердобольные проводницы берут шефство над «иностранным мальчиком» и на остановках покупают Дэвиду ряженку, которая ему очень понравилась.

Периодически Боуи выходит гулять и на перроны – так, во время одной из таких прогулок он натыкается на едущих в том же поезде дембелей. Солдатам стало интересно, что же это за странный иностранец, который гуляет туда-сюда по перрону в ярко-желтом пальто с меховым воротником? Боуи же бродил не просто так: в купе не было открывалки, а ему очень хотелось попробовать советскую минералку, вскрыть которую без помощи специальных средств ему не представлялось возможным. Но советский солдат всегда готов прийти на помощь! Когда Боуи с помощью одного из солдатиков, плохонько знавшего английский, объяснил, что ищет открывалку, один из дембелей забрал у Боуи бутылку и зубами сдернул крышку, чем привел музыканта в неописуемый восторг.

Следующий эксцесс произошел во время продолжительной стоянки в Свердловске. Боуи вышел на перрон вместе с портативной 16-миллиметровой кинокамерой, на которую снимал все происходящее вокруг. Еще в Хабаровске его предупредили, что в СССР он может снимать все, что захочет, за исключением военных объектов – но Боуи, конечно же, не знал, что в Союзе все железнодорожные станции тоже относятся к числу военных объектов! Естественно, довольно быстро рядом с музыкантом возник человек в штатском и в темных очках и настоятельно потребовал отдать пленку.

Музыкант яростно отказывался открывать камеру и вытаскивать пленку, а гражданин в штатском был все более и более настойчив. Казалось, драка неотвратима – Дэвид распалялся все больше. Спасли Боуи все те же проводницы: они просто-напросто схватили Дэвида за шкирку и втащили в вагон, и поезд через несколько секунд тронулся. Гражданин в штатском остался на платформе, а ошеломленный Боуи отправился к себе в купе.

30 апреля четверка путешественников (компанию Боуи и Маккормаку составляли журналист Боб Мьюзел и фотограф Лии Чайлдерс) прибывает в Москву. Естественно, вся честная компания селится в «Интуристе» – и начинает исследовать столицу.

Москва кажется Боуи довольно чопорным городом, в отличие от Сибири, от которой у Дэвида остались довольно теплые воспоминания. Но зато в Москве идет первомайская демонстрация – и Боуи отправляется на Красную площадь. Демонстрация вызывает у Боуи совершенно детский восторг. Зрелище огромной толпы людей, движущейся в едином радостном порыве, изрядно впечатлило музыканта.

Тем временем приключения продолжаются: Чайлдерс обнаруживает, что у него истекла виза. С сопровождающим он отправляется в аэропорт, но оставлять Боуи ему не хочется. Лии отпрашивается в туалет – и делает ноги через форточку. Когда через несколько часов он материализовался в ресторане отеля, Боуи чуть дар речи не потерял, но через минуту набросился на Чайлдерса с руганью: «Кретин, это же Россия! Ты представь только, что они могут с тобой сотворить!» – завопил Боуи. И действительно – Чайлдерса довольно быстро доставили обратно в аэропорт и депортировали в Берлин.

А Дэвид продолжает гулять по Москве. Он заходит в ГУМ, где покупает сувениры: гигантские «семейные» трусы в цветочек и душистое мыло. Вместе с Боуи по Москве гуляет и Боб Мьюзел, уже не первый год работающий в СССР, и вместе они представляют довольно странную пару: разодетый в пух и прах Боуи ужасающе контрастирует с закованным в строгий черный костюм Мьюзелом.

Боб предлагает Дэвиду прокатиться на метро – и станция «Площадь революции» шокирует Боуи. Он, конечно же, старательно трет «на счастье» нос бронзовой собаки, фотографируется со скульптурами и не устает восхищаться красотой станций московской подземки. Завершается вечер в ресторане «Националя», где Боуи за обе щеки есть черную икру и шутит на тему того, что чувствует себя «чертовым лордом в каком-то фешенебельном отеле».

Итак, разрушен главный миф о неприступности и враждебности СССР: злые КГБ-шники не утащили Зигги в застенки и, вернувшись в Англию, Боуи мгновенно рассказывает о невероятной поездке своему ближайшему другу – Игги Попу. Музыканты решают повторить вояж, но на этот раз уже вдвоем.

Правда, вторая поездка Боуи в СССР оказывается не столь безоблачной. Дэвид и Игги через три года, в апреле 1976 года отправляются в Москву, но натыкаются на препятствие – в чемодане Попа обнаруживаются запрещенные к ввозу в СССР книги. Игги в тот момент был увлечен историей Второй мировой войны, и не нашел ничего лучше, как прихватить с собой сборник, озаглавленный «Застольные разговоры Гитлера», а также экземпляр «Майн Кампф». Естественно, что книжки сомнительного содержания при досмотре на границе были изъяты (что музыкантов ужасно разозлило) – а, что самое страшное, когда Боуи и Игги уезжали, книги им не вернули!


­­


Категории: David Bowie, Iggy Pop


жажда книги; > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Дайте ссыль на соо по Симс 3 и 2
5 поз =_=
пройди тесты:
На сколько хорошо ты меня знаешь?
читай в дневниках:
...
...
...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх